Титаник - последня ночь - www.titanic.infoall.info

предыдущая / главная

Послесловие Уолтера Лорда

"Титаник" был настолько велик и имел на борту так много людей, что эта книга, по сути дела, является рассказом о последней ночи небольшого города. Рассказать обо всем, что произошло на нем за эту ночь, невозможно; для того, чтобы соединить в единое целое один только фрагмент общей картины, потребовалось содействие сотен людей.

Многие из них были на "Титанике". Мною разыскано 63 человека, спасшихся с этого судна, большинство из которых сравнительно неплохо дожили до наших дней. Эта группа оказалась очень удачным для автора конгломератом богачей и бедняков, пассажиров и членов экипажа. Но есть мне кажется, два качества, общие для них всех. Во первых, все они прекрасно выглядят, словно, пережив это тяжелейшее испытание, они впоследствии легко преодолели все другие житейские невзгоды и теперь спокойные, умиротворенные, потихоньку стареют. И во вторых, они удивительно отзывчивы, как будто, убедившись воочию, на какое беспредельное великодушие способен человек, они теперь считают просто унизительным любое проявление эгоизма.

Ничто не кажется им слишком обременительным, ничто не считают они за хлопоты. Руководствуясь единственной целью - помочь мне лучше представить общую атмосферу этой последней ночи, - многие из переживших крушение "Титаника" снабдили меня информацией, выходящей далеко за рамки содержания этой книги.

Вот несколько примеров. Миссис Ноэль Макфай (на "Титанике" она была еще графиней Ротис) рассказывает, как, обедая с друзьями в ресторане через год после крушения, она вдруг почувствовала холод и сильнейший ужас - ощущения, которые у нее всегда ассоциировались с "Титаником"; в первый момент она не могла осознать причину их внезапного возникновения, но потом догадалась: оркестр в ресторане играл "Сказки Гофмана" - послеобеденную музыку в ту злополучную ночь на "Титанике".

Мисс Джордж Дарби - на "Титанике" она еще была Элизабет Най - также внесла в общую картину весьма трогательный дополнительный штрих, рассказав, как в то воскресенье рано вечером похолодало, и она с несколькими другими пассажирами второго класса, собравшимися в столовой, принялась петь церковные гимны, последним из которых оказался гимн "За тех, кто в море".

А миссис Кэтрин Мэннинг - тогда еще Кэйти Гилнаф - живо передает беззаботное настроение молодых людей из третьего класса, когда рассказывает о веселой вечеринке, устроенной в ту самую последнюю ночь. В разгар веселья появилась крыса, перебегавшая из одного угла в другой; парни погнались за ней, а девушки завизжали от испуга. Затем вечеринка возобновилась. Красивые глаза миссис Мэнниг до сих пор загораются, когда в ее памяти оживают смех и звуки волынок, когда она вспоминает, как ей - хорошенькой ирландской девчушке - было тогда славно и весело ехать в Америку.

Как правило, большинство пассажиров рисуют те картины жизни на борту "Титаника", которые прочно запали им в память и приобрели свойство навязчивых воспоминаний. Это чувствуется, когда миссис Г. Дж. Мешерль (тогда она еще была миссис Алберт Колдуэлл) вспоминает суматоху отъезда из Саутгемптона; когда Викторин Перкинс (тогда Ченсдоусон) рассказывает о 16 сундуках семейства Райерсонов; когда мистер Спенсер Силвертон вспоминает о том, как приятно ему было обедать воскресным вечером в кругу других коммивояжеров; когда Маргерит Шварценбах (тогда Фролишер) описывает скромный ужин в каюте ее родителей и свою первую - после длительного приступа морской болезни - робкую попытку немного поесть.

Воспоминания членов экипажа тоже относятся к категории навязчивых. Это чувствуется, когда кочегар Кемиш описывает грубоватый дух товарищества, царивший в котельных отделениях, и когда массажистка Мод Слоукум вспоминает о своих отчаянных попытках навести в турецких банях надлежащий порядок: во всех уголках и закоулках этих бань непрестанно обнаруживались то недоеденные бутерброды, то пустые бутылки из под пива.

- Судостроители были настоящими белфастцами, - весело поясняет она.

Атмосфера, воссозданная указанными лицами, по своему оказалась не менее полезной, чем описанные ими эпизоды. Содействие этих людей я ценю очень высоко.

Другие спасшиеся с "Титаника" заслуживают всей моей благодарности за то, что они со скрупулезной тщательностью восстановили в памяти свои мысли и переживания, возникавшие во время гибели "Титаника". Джеку Райерсону, например, пришлось основательно порыться в памяти, чтобы припомнить чувства, испытываемые им в тот момент, когда он стоял в сторонке, слушая, как отец отстаивал его право сесть в шлюпку Э4. Понимал ли Джек тогда, что его жизнь висела на волоске? Нет, он не придал этому спору почти никакого значения, Джек был типичным тринадцатилетним мальчиком.

Основным впечатлением, вынесенным с "Титаника" Уошингтоном Доджем младшим, остался оглушительный рев пара, вырывавшегося из огромных дымовых труб судна. Тоже типично для пятилетнего мальчика.

Пассажиры третьего класса Анна Кинкейд (тогда Сьоблом), Селини Деккер (тогда Ясбек) и Гэс Коэн дали автору нечто значительно большее, нежели просто интересные рассказы. Их сообщения оказались особенно полезными для воссоздания атмосферы, преобладавшей в помещениях для пассажиров третьего класса - аспекта общей картины, которым долгое время пренебрегали.

Вклад членов экипажа тоже значительно больше, чем просто рассказ об их впечатлениях. Глубокое чувство, звучащее в голосе пекаря Чарлза Бэрджесса всякий раз, когда он заговаривает о "Титанике", обнаруживает его ревностную гордость за людей, которые работали на этом лайнере. Приятная обходительность стюардов Джеймса Уиттера, Ф. Дента Рея и Лио Джеймса Хайленда еще раз свидетельствует о непревзойденном сервисе, которым наслаждались пассажиры на борту "Титаника" Обязательность же рулевого Джорджа Томаса Роу, матроса А. Пью, пекаря Уортера Белфорда и смазчика Уолтера Хэрста подкрепляет гордое утверждение кочегара Кемиша о том, что экипаж "Титаника" представлял собой "цвет Саутгемптона".

Этим названным лицам и другим спасшимся с "Титаника" - таким как миссис Жак Фютрелль, миссис А. К. Уильяме, Хэрри Джайлз и Херберт Дж. Питман - адресована моя искреннейшая признательность не только за те факты, которые они сообщили, но и за потраченные ради этой книги труды и время.

Не меньшую готовность оказать мне содействие проявили родственники людей, бывших на "Титанике". О том, как искренне было их стремление помочь мне, может свидетельствовать одно письмо, недавно предоставленное мне потомком спасшегося с "Титаника" пассажира. Приводимое ниже письмо было адресовано этому пассажиру вскоре после гибели "Титаника". Я опускаю здесь все имена, хотя передача этого письма в мое распоряжение является актом мужества и честности, который сам по себе служит убедительным опровержением выдвинутого в письме обвинения.

"Любезный..!

Я располагаю сведениями о том, что ты пытался прорваться в одну из спасательных шлюпок, и когда майор Батт приказал тебе выйти из нее, ускользнул из толпы и скрылся, но через несколько минут тебя видели выходящим из твоей каюты в женском платье, в котором признали дорожную одежду твоей жены.

Не могу представить себе, как ты можешь смотреть людям в глаза и считать себя человеком среди людей, зная, что само твое дыхание пропитано ложью Если по прочтении этого письма тебя еще будут мучать угрызения совести, напиши мне ответ, ибо справедливо говорят, что покаяние облегчает душу.

Искренно твой…"

Кроме того, многие из родственников спасшихся сами стали для меня источниками интереснейшей информации. В частности, я хочу поблагодарить дочь капитана Смита миссис М. Р. Кук за ее очаровательное воспоминание о своем доблестном отце; миссис Сильвию Лайтоллер за ее любезное письмо о своем покойном муже, коммодоре Чарлзе Лайтоллере, который отличился не далее как в 1940 году, отправившись на принадлежащем ему судне эвакуировать окруженные под Дюнкерком английские войска; миссис Синфию Флетчер за копию письма, написанного ее отцом Хью Вулнером на борту "Карпатии"; миссис Алфред Хесс за то, что она предоставила в мое распоряжение семейный архив мистера и миссис Изидор Страусов; мистера Фреда Дж. Кросби и его сына Джона за их содействие в получении информации о капитане Эдварде Джиффорде Кросби и миссис Виктор А. Минахан за интересные подробности, которые она сообщила о докторе и миссис Уильям Минаханах и их дочери Дейзи.

В тех случаях, когда не было возможности отыскать свидетельства спасшихся с "Титаника" или их родственников, я полагался на опубликованные материалы. Официальные стенограммы расследования сената США и британской следственной комиссии содержат несколько тысяч страниц очень интересных свидетельских показаний. Захватывающие откровенным рассказом являются частным образом изданные воспоминания Джека Тэйера. Не менее интересна напечатанная доктором Уошингтоном Доджем на собственные средства речь, произнесенная им в клубе общественного благоденствия в Сан Франциско. Книга Лоренса Бизли "Гибель парохода "Титаник" (издательство "Хаутон Миффлин", 1912 г.) представляет собой классическое описание, которым мог бы гордиться каждый. Работа Арчибальда Грейси "Правда о "Титанике" (издательство "Митчел Коннерли", 1913 г.) является ценнейшим источником сведений о том, кто в какой шлюпке покинул "Титаник" - полковник Грейси был неутомимым расследователем. В книге коммодора Лайтоллера "Титаник" и другие корабли" (издательство "Айвор Николсон энд Уотсон", 1935 г.) как в зеркале отражается характерное для ее автора сочетание юмора и храбрости. Книга Шана Ф. Буллока "Герой "Титаника" Томас Эндрюс, судостроитель" (издательство "Норман Ремингтон", 1913 г.) написана с бескорыстной любовью, в ней воссоздается картина последних часов жизни этого замечательного человека.

Время от времени в журналах и газетах появлялись неплохие рассказы кое кого из спасшихся с "Титаника"; особенно богаты на такие материалы выпуски, посвященные очередной годовщине гибели знаменитого лайнера (годовщины, как известно, - это настоящая находка для редакций городских газет), например, рассказ Джека Тэйера, опубликованный в филадельфийской газете "Ивнинг буллетин" за 14 апреля 1932 г., интервью с кочегаром Луисом Михелсоном в "Газетт" города Сидар Рапидс за 15 мая 1955 г., увлекательный живой рассказ миссис Ренэ Хэррис в выпуске журнала "Либерти" от 13 мая 1932 г.

Современная событию пресса менее богата удачными материалами. Разумеется, "Нью Йорк таймс" блестяще справилась с освещением событий, связанных с гибелью "Титаника", но большинство нью йоркских газет того времени являются в высшей степени ненадежными источниками. Более достоверные материалы публиковались в газетах тех городов, граждане которых были на "Титанике", например, материалы о семействе Кросби и Минаханов в газетах Милуоки, о семействе Дагласов в "Газетт", выходившей в городе Сидар Рапидс. За пределами США основательно, хотя и очень скучно, это событие осветила лондонская "Таймс". В этом отношении наиболее интересными, пожалуй, оказались газеты, выходившие в Белфасте, где строился "Титаник", а также в Саутгемптоне, где жили очень многие члены экипажа этого лайнера. Да и могли разве газетчики этих приморских, портовых городов плохо осветить крупнейшую морскую катастрофу?

Современные "Титанику" популярные журналы - "Харперз", "Сфера", "Иллэстрейтид Ландон ньюз" - помещали в основном перепевы материалов из ежедневной прессы, хотя и в них иногда можно найти жемчужные зерна типа рассказа Хенри Слипера Харпера в номере журнала "Харперз мэгэзин" от 27 апреля 1912 г. или превосходной заметки миссис Шарлотт Коллиер, помещенной в "Семи Мансли мэгэзин" от 26 мая 1912 г. Технические журналы того времени предлагают лучший выбор: в специальном выпуске британского журнала "Шипбилдер" за 1911 год содержатся все данные об устройстве "Титаника", аналогичный материал был опубликован в журнале "Энджиниринг" от 26 мая 1911 г. и в журнале "Сайнтифик Америка" в номере за 1 июля 1911 г.

Другие участники этой драмы - люди с судна спасителя "Карпатия" - проявили такую же щедрость и готовность сотрудничать, как и люди с "Титаника". Мистер Роберт X. Воон был бесценным помощником автора в процессе соединения в единое целое подробностей, касающихся стремительного ночного броска "Карпатии" на север. Мистер Р. Пэрвис оказался чрезвычайно полезен, вспомнив фамилии различных должностных лиц на "Карпатии". Миссис Луис М. Огден передала автору целую коллекцию анекдотов, ценность которых неизмерима, поскольку их носительница находилась среди пассажиров, вышедших из своих кают на палубу "Карпатии" первыми. Миссис Диего Суарес (тогда мисс Эвелин Маршалл) очень живо обрисовала сцену подхода шлюпок "Титаника" к борту "Карпатии".

О "Карпатии" имеется мало опубликованных материалов, но ее капитан сэр Артур X. Рострон написал книгу "Моряк вернулся домой" (издательство "Макмиллан", 1913 г.), в которой содержится прекрасный рассказ о спасении людей с "Титаника". Свидетельские показания капитана Рострона, заслушанные комиссиями в США и Великобритании, также содержат ценные сведения; то же самое можно сказать и о показаниях радиста Хэролда Томаса Коттэма.

Помимо людей с "Титаника" и "Карпатии", ценную помощь автору при подготовке этой книги оказали и некоторые другие лица. Составить рассказ о лайнере "Калифорниэн" мне очень помог капитан Чарлз Виктор Гроувз, служивший на этом судне третьим помощником капитана. Чарлз Дьенц, который во времена "Титаника" был метрдотелем ресторана "Риц Карлтон" на немецком лайнере "Америка", снабдил меня информацией о том, как работали эти океанские рестораны порционных блюд, - информацией тем более денной, что из всего персонала ресторана на "Титанике" уцелел всего лишь один человек. Судостроительная компания "Харланд энд Вулф" снабдила меня изумительными фотографиями интерьера "Титаника", английский Ллойд - последним меню с "Титаника", а компания "Маркони" - чрезвычайно интересной информацией о радиотелеграфных установках того времени. Элен Эрнандес из кинокомпании "XX век Фокс" оказалась неиссякаемым источником полезнейших советов.

И, наконец, люди из моего личного окружения заслуживают того, чтобы их поблагодарить отдельно. Мистер Ралф Уитни указал мне много полезных источников информации. Мистер Хэролд Доу помог мне своими важными изысканиями. Миссис Вирджиния Мартин расшифровала и перепечатала на машинке горы небрежно исписанных от руки листов. На долю моей матери выпала самая кропотливая и утомительная работа по подготовке книги, проделать которую может добровольно согласиться только мать.

По книге "Последняя ночь "Титаника"" Уолтер Лорд

предыдущая / главная

 

© Все права сохранены. Titanic.infoall.info